Каланта

 Я очнулась минут через 10. К моему удивлению я увидела полицию, которая ходила по квартире. Маму, забитую до полусмерти, сразу увезли в скорой, отца арестовали. Полицейских, как оказалось, вызвала мама еще до того, как я зашла на кухню. Я поехала вместе со скорой, в больнице давала показания и не замолчала ничего. Отца обещали посадить на долго. Около 2-х часов я ждала окончания операции. Анатолий убил бы жену, если бы не правоохранительные органы.

 Я сидела в белом коридоре, на белом стуле и думала, как круто повернулась моя жизнь. А потом ко мне пришел врач, и сказал, что ему очень жаль. Я уловила это в его голосе, он действительно сочувствовал мне, ведь я теперь осталась сирота, но что – то еще было в голосе врача, чего я, поначалу, не разобрала.  Елизавету Викторовну Кравцову не смогли спасти от собственного мужа. Я не позволила врачам со мной нянчиться. Я бесилась, но только внутри. Не плакала. Сегодня был особый день. Сегодня я перестала плакать.

 Это было невероятным везением – раздевалка Снежаны была ближе всех к черному ходу, который вел в грязный переулок. И как раз рядом был служебный вход какой – то адвокатской конторы,  так что путь отступления понятен и прост.

  После первого же номера Елены Штоль я пошла за ней в гримерку. Ни к чему оттягивать неизбежное.

 - Я же просила меня не беспокоить! – недовольная женщина сидела перед зеркадом и смывала яркие оранжевые тени.

 - А как долго вас не беспокоить? – на всякий случай уточнила я.

 - До следующего номера. Но тебе – до конца вечера! – зло крикнула она и тут же осеклась. – Ты кто? – Елена забеспокоилась. Мой, казалось, невинный вопрос был решающим. Я быстро достала пистолет, но мисс Штоль оказалась не так проста. Мой неслышный выстрел был первым и точным, но и она успела с легким хлопком прострелить мне ногу. Елена мертва, заказ выполнен, но что делать с ногой?! С такой травмой остальные заказы придется надолго отложить. Я быстро и тихо, насколько это возможно в моем положении, вышла через черный ход, прошла 3 шага и, неожиданно для самой себя, упала. Короткий стон вряд – ли кто – нибудь услышал, но и из конторы, из подъезда,  суши – ресторанчика или той – же «Шакиры» в любой момент могли выйти люди. Я чувствовала, что вот – вот потеряю сознание, поэтому позаботилась об амуниции. Шикарное я представляла зрелище – красиво одетая девушка в темном, вонючем и грязном переулке сидит стонет в луже помоев и крови, прислонившись к мусорному баку. Сама была в восторге. У меня потемнело в глазах и я сползла на холодный асфальт...

 Дяде своему я позвонила сама. Сергей Рыжов выслушал меня, все понял и сказал, что приедет за мной через 10 минут. Смерть сестры его больно ударила, как и меня, но не сломала. Он знал, какие отношения у нее были с мужем, и не особо удивился. Дядя всегда был очень веселым, добрым и умным человеком. Он все понимал. Когда мы приехали в его квартиру, ему позвонили из полиции и сказали, что отца отпустили. Это был настоящий шок. Но мне было 14, и я прекрасно знала, как и за сколько делаются подобные дела. Гораздо больше меня волновало то, что раз Алексей на свободе, а значит, я должна жить с ним. Дядя Сережа обдумал всю ситуацию, и настоял на том, чтобы оставить меня у себя на первое время. Я была ему безумно благодарна, но понимала, что дело не кончено. Этой ночью я ночевала у дяди, а на утро нам сказали, что папа мертв. Врачи сказали, что его сердце не выдержало, а дядя Сережа не заметил пропажи нескольких флакончиком из своей аптечки. Сергей вообще редко в аптечку заглядывал.  Последние слова Алексея я запомнила навсегда:

 - Какую же суку вырастила Лиза...

 - Пожалуй, только Лиза во мне ее и сдерживала.

 Я стояла и смотрела, как он умирал. В ту ночь я не чувствовала абсолютно ничего, и только утром я осознала, что натворила. Я чувствовала отвращение  к самой себе за то, что находила в убийстве родного отца плюсы. Я отходила долго, но не плакала и не боялась. То был особенный день. То был мой 14 день рождения. День, когда я  поняла, что больше никогда не буду бояться или плакать.

 Я очнулась в теплой комнате на диване. Было очень уютно. Вообще комнатка была оформлена со вкусом. Все стены расписаны собственноручно: журавлики, пейзажи, натюрморты. Очень красиво. Китайские фонарики заменяли лампочки, но темно не было. Нога моя была излечена, продезинфицирована и мастерски перевязана. Работал профессионал. Меня к тому же помыли и переодели, завернули в одеяло. Я чувствовала себя восхитительно, пока не додумалась, что, по-видимому, провалила задание. Женщина с пулевым ранением возле места преступления... Черт! Заданий легче у меня еще не было, но именно его провалила. Я разозлилась жутко на свою тупость и в этот момент в комнату вошла женщина лет 55.

Просмотров: 3081