Бар "У черной кошки"

Задача фильмов – заставить зрителей поверить героям, переживать за них. И так легко по ту сторону экрана рассказывать герою: да поговори  же с ней! Скажи ему о своих чувствах, жизнь коротка, и т.п. Конечно, зрители думают, что, окажись они на месте персонажа, уж они бы не растерялись, они бы сделали все правильно. Ведь так легко думать, наблюдая со стороны. А в жизни вы пробовали признаться? Не боясь насмешки или отказа открыть сердце, или выразить недовольство, не страшась ответной реакции? А извиняться вам легко? Не за разбитую чашку или не вовремя отправленную накладную, а за что-то действительно важное? И как, легко? Не будьте так уверены.

 -  Ваша «Маргарита». – Белый бокал с трубочкой и ломтиком лайма предстал перед клиентом.

Женщина изящной ручкой взяла коктейль и продолжила обсуждать политическую ситуацию в стране со своим кавалером. Барменша забрала деньги и повернулась к хорошо одетому мужчине. Быстрый взгляд ее приметил выглядывающие из-под рукава часы, стоимостью в небольшое состояние, идеальный покрой костюма и запонки на манжетах.

 - А вы чего желаете?

 - Немного удачи, пожалуйста – глаза мужчины загорелись, он нервно улыбнулся.

 - Прошу прощения? – барменша подняла тонкую бровь.

 - Вы ведь Вита, не так ли? – клиент заметно нервничал.

 - Так. – Женщина уже поняла, к чему идет разговор, таких у нее было много. Она прикрыла большие черные глаза пушистыми ресницами и стала ждать продолжения. Ресницы  были не единственным достоинством барменши. Она, безусловно, была красавицей.  Пышные черные волосы до лопаток, маленький носик, чувственные губы и решительный подбородок. На шее у нее висел кулон в виде книги с выгравиравиной буквой «V» . Черные глаза, черные волосы, черный маникюр и черное платье – все в Вите соответствовало названию ее заведения «У черной кошки». Единственный в этой части мира бар, где принимали клиентов с заказами, подобными тому, какой готовился произнести состоятельный мужчина.

 - Мне вас посоветовал мой друг Артем. Он недавно женился, – пауза на сбор мыслей в кучку – и я бы хотел попросить вас помочь и мне.

 - Тоже жениться? – собеседница улыбнулась.

 - Верно – кажется, клиент расслабился. Разговор переходил в деловое русло, а это была его стихия.

 - Как вас зовут?

 - Сергей.

 - Очень приятно, Сергей. Расскажите о ней. Как вы познакомились, долго ли вместе? – говоря это, Вита уже не смотрела на мужчину – она готовила особый коктейль.

 - Ее зовут Лиза, и она удивительная. Очень скромная и умная, предприимчивая, цепкая и упрямая. Мы познакомились 2 года назад на конференции в Сиэтле и с тех пор вместе. Мы работаем на одной и той же фирме, просто в разных филиалах. Лиза блондинка, ей 32, высокая и красивая…

 А тем временем за барной стойкой в руках Виты летали баночки с жидкостями, пробирки с порошками и пакеты с травами. Коктейль ежесекундно менял цвет и консистенцию. Он немного походил на шот, но ингредиенты все добавлялись, и цвет то пропадал, то разделялся на спектр, то становился насыщенным и однотонным. И наконец, когда коктейль стал чистого светло-розового цвета, барменша прервала поток дифирамб, воспеваемых Сергеем Елизавете.

 - Почти готово. Осталось одно. Ваше самое счастливое воспоминание. Артем рассказывал вам? - мужчина напрягся.

– Да. Сказал подумать заранее.

 - О чем оно, вкратце?

 - Пожалуй, мы с Лизой катались на воздушном шаре.

 - Как красиво. – Вита улыбнулась. – Думайте об этом, пожалуйста, пока будете пить.

 Сергей кивнул, взял бокал и одним приемом выпил светло-розовое снадобье. Буква V на кулоне женщины вспыхнула на мгновение и погасла. Сергей отставил бокал и пристально взглянул на барменшу.

 - Я абсолютно уверен, что подействовало.

 - Так и должно быть.

 - Сколько я вам должен? – клиент потянулся к барсетке.

 - Нисколько. Деньги не нужны. Вы расплатились. Поверьте, я нашла себе выгоду.

 Мужчина понимающе кивнул:

 - Обращайтесь в любое время, - на барную стойку легла визитка. Сергей схватил пальто и вышел из бар. Он спешил к Лизе.

 Вита взяла со стола визитку и печально улыбнулась. Клиент думал, что понял цену волшебной помощи. Визитка полетела в мусорное ведро.

 - Он быстро забудет о том, что кому-то должен. Так всегда происходит.

 Барменша обернулась. Фразу произнесла сидевшая за стойкой блондинка, которая пристально наблюдала за разворачивающейся сценой.

 - Рина! Рада видеть. Какими судьбами? – Вита вышла в зал и обняла старую подругу.

 - Ищу свое место в жизни. – Рина рассмеялась.

 - Погоди, я сейчас вернусь. – Барменша кивнула в сторону двух новых посетителей. Блондинка не возражала. Она рассматривала бар. Черно-белая плитка, черные и красные диванчики, белые столики, стеклянные черные шкафы. И тут она, наконец, заметила то, что искала: достояние бара улеглось  на одном из красных диванов и сладко спало. Рина обернулась к стойке – подруга уже закончила с клиентами.

 - Тебе что-нибудь налить?

 - Глинтвейна. Сегодня прохладно.

 - Это да. Рассказывай. – Вита взяла с полки бутылку красного Saperavi, и начала приготовление.

 - Да ничего особо и не изменилось.

 - Куда делась Роен? Она же была с тобой – набиралась опыта.

 - Ты давно ее видела. Лет 8 назад она решила, что дальше пойдет сама. Открыла магазин сувениров. Как я слышала, у нее все очень даже хорошо.

 - Сувениров? Оригинально. – Смесь из вина, яблочного сока, гвоздики, аниса и корицы встала под капучинатор – пар из кофе машины идеально заменял водяную баню. – А ты что? Отпустила пташку и продолжаешь работать психологом?

 - Да. Без Роен, конечно, не так весело, но справляюсь.

 - Нет мысли взять еще подопечную?

 - Роен золотце, и я ею горжусь, но сколько же сил и нервов я на нее тратила! Нет уж, не хочу. А ты? Это ведь не Вает?

 - Нет. Вает умерла 5 лет назад. Кошки не живут вечно, как мы. Эту зовут Вера, – Предмет обсуждения подняла голову, сладко потянулась и с королевской грацией спрыгнула с дивана, обращая на себя внимание посетителей. Глинтвейн в бокале с толстыми стенками предстал перед Риной.

 - О, спасибо. Как давно я не пробовала твоих шедевров, - блондинка обняла бокал ладонями. – Ты ведь в курсе, что правила наших имен на кошек не распространяются?

 - Знаю. Но мне больше нравится думать, что они – часть моей семьи. Не так уж и сложно придумать имя из 4 букв, начинающееся на «В». У нас веками с этим справлялись.

 - Зато у тебя никогда не было молоденькой дурочки, которую надо учить. Я тебе завидую.

 - Я этого не избежала бы, не переедь я подальше от семьи.

 - А они все злятся? – Рина сочувственно наклонила белокурую головку.

 - Ну конечно. Им же нужно на кого-то спихивать все грехи. Без меня о ком бы они рассказывали новым девушкам: « Не будьте такой, как Вита. Семья отвернулась от нее, и она осталась несчастна до конца своих дней».

 - «Конец дней» - немного утрировано, тебе не кажется? – блондинка сморщила носик.

 - Ну да, есть такое, - черная кошка Вера запрыгнула на барную стойку и потерлась о руку хозяйки.

 - Кроме того, - продолжила Рина, – несчастной ты вот никак не выглядишь.

 - Это да. Мне здесь лучше, чем где бы то ни было. Только многие почему-то интересуются, какое у меня полное имя.

 - В смысле, полное?

 - Ну, здесь множество имен сокращаются для удобства общения. Некоторые думают, что Вита – сокращенно от Виталина.

 Подруги звонко засмеялись. Рина отставила уже пустой бокал, и он тут же исчез за стойкой.

 - И что же ты им отвечаешь?

 - Что полное имя - Авелита. 

Блондинка хихикнула:

 - Это же еще додуматься надо.

 - Фантазия разыгралась.

 - А что же ты сделала с…

 - Простите, Вита! – к стойке подлетел мужчина, плюхнулся на стул. – Я должен срочно с вами поговорить. – Он нервно взглянул на Рину.

 - Добрый день, Олег, - барменша поймала взгляд посетителя и улыбнулась, – Это Рина – моя подруга. Она посвящена во все, о чем будет идти речь.

Блондинка торжественно кивнула. Олега это ничуть не успокоило.

 - Я просил у вас удачной сделки с международной корпорацией.

 - Не получилось? – Вита удивилась.

 - Нет, все получилось. Дело не в этом, - отмахнулся мужчина.

 - А в чем же тогда? – подруги непонимающе переглянулись и уставились на неожиданного клиента.

 - В том, что было после этого! Я приехал домой, а у меня повсюду фото с неизвестной мне женщиной. Я сначала подумал, что с ума сошел, но после я вспомнил вашу цену, спросил у друзей – эта женщина – моя погибшая в аварии жена, которую я безумно люблю. Как вы могли со мной так поступить?! Воспоминание должно было быть всего одно! – мужчина выговорился и, будто сдулся. Плечи поникли, голова обессиленно упала на руки.

 - Выпейте, - Вита поставила перед Олегом бокал коньяка, - за счет заведения.

Мужчина покорно взял янтарный напиток.

 - Такое ведь невозможно! – Рина яростно зашептала, как только обе они удалились на достаточное расстояние от посетителя.

 - Возможно. – Напряженно ответила Вита, - Только встречается крайне редко.

 - Один на пару тысяч лет! Какова вероятность?

 Барменша покачала головой:

 - От человека зависит. А люди нынче сентиментальны.

 - Ты не знала, что это было ключевое воспоминание? – Вита помолчала.

 - Было видно, он безумно ее любит. Рассказывал, как впервые подарил ей букет альстромерий, как она обрадовалась. Ничего не указывало, что это было именно ключевое воспоминание. Но, по всей видимости, именно от этого поступка началась их любовь, и, забыв этот момент, он забыл абсолютно всю их историю.

 - Но ты ведь должна была почувствовать, что воспоминание слишком сильное!

 - Я и почувствовала. И Вера тоже. Но ты ведь знаешь современных людей, Рина. Это тебе не Ренессанс. Мне иногда продают настолько слабые лучшие воспоминания, что за время стыдно. Я подумала, что он очень ранимый, и сильно ее любит. Так сильно, что воспоминание о ней почувствовала даже Вера. Но у меня и в мыслях не было, что оно ключевое. Ты же сама сказала – раз в пару тысяч лет…

 - Бедный. – Рина посмотрела на Олега, бездумно разглядывающего бокал коньяка.

 - Да, - Вита вздохнула, - но я не могу ему помочь, это невозможно. Воспоминание уже ушло, его нет. – Женщина подумала, и поправилась – Их всех нет. Мы Vexare (тревожить, мучить), мы забираем самые лучшие воспоминания в обмен на зелье, которое дарит счастье в настоящем. Я не могу ему помочь. – Вита закрыла глаза. Вера терлась об ее руку и мурлыкала, чувствуя тревогу хозяйки, но женщина игнорировала кошку.

 - Я смогу. -  Слова прозвучали смертельным приговором,  - Рина – Remedium (лекарство), – блондинка страшно усмехнулась. – Мы  лечим. Какая ирония.

 - А я что? Просто постою и посмотрю, как ты сведешь его с ума? – спросила Вита, не открывая глаз. Вопрос был задан для приличия. Подруги понимали, что другого варианта нет, и придется выбирать самый поганый.

 - Ну, это же то, чем мы занимаемся – сводим с ума тех, кто не хочет жить с умом. Им так проще, и мы убиваем их мысли. Лекарство. – Рина скривилась, - В такие моменты думаешь бросить все это и заняться садоводством.

 - В такие моменты – да. – Барменша открыла, наконец, глаза и провела рукой по шелковой шерсти Веры. – Как хорошо, что они случаются так редко.

 Решение было принято. Женщины вернулась к Олегу, который все сидел над своим бокалом.

 - Говорите, сильно ее любили? – Рина села вплотную к мужчине так, что их колени соприкасались, - Так же сильно, как и меня?

 И ведомый адской силой безумия, Олег потянулся к блондинке и крепко поцеловал ее. Сцена была не из приятных. Для обычных людей она выглядела обыденно. Но Вита видела правду – стеклянные глаза Олега, мысль Рины в мозгу как приказ и полное отсутствие воли в душе, во всем теле. Хозяйка заведения отвернулась, протирая стаканы. Когда она вновь перевела взгляд на пару, мужчина уже отлепился от Рины и выглядел заново родившимся: спина выровнялась, на лице появилась легкая улыбка довольного жизнью человека, глаза заблестели… Да, в глазах Олега теперь навеки поселилось безумие, вытеснив у него желание вообще когда-либо о чем-нибудь задумываться. Мысли о бывшей супруге ему больше не грозили, как и любые другие. Клиент спокойно расплатился, встал, и уверенной походкой направился к выходу.

 Когда дверь закрылась, Вита поглядела на подругу.

 - Зачем ты приехала?

 - Хотела отдохнуть от всего. С тобой мне всегда удавалось забыть, чем мы занимаемся, у тебя получалось так жить, что меня всегда это успокаивало. Я смотрела и думала: «Вита с этим живет. Пожалуй, и я смогу».

 - Извини. Я не хотела, чтобы так все вышло.

 - Ясное дело не хотела. – Рина печально рассмеялась, - Милая Вита, ты все так же для меня источник вдохновения и спокойствия. Сегодня мы с тобой присутствовали при событии, которое случается раз в пару тысяч и так далее. Только скажи, не случись этого, я бы в разговоре обязательно спросила: довольна ли ты своей жизнью? Что бы ты ответила?

 - Мы все лекарства. Каждая семья. Наше имя не столь умиротворяюще переводится, но все же я тоже лекарство. В какой-то мере. Я довольна, что рядом нет остальных из Vexare. Рада, что Вера еще жива. Рада, что такие, как Сергей случаются чаще, чем такие, как Олег.

 - Но ты не ответила.

 - Верно. Не ответила. Думаю, я не чаще тебя хочу все бросить, и заняться садоводством. Но я не довольна своей жизнью. Не смотря на то, что я сказала раньше, я хочу закончить. Но я для этого слишком нерешительна.

 - Мы видели все. Пробовали все. Были всюду. Может, нам и правда пора? – Рина взяла подругу за руку.

 - Времена меняются быстро. Воспоминания слабеют. Люди не могут вспомнить самое большое счастье в их жизни. У них все оцифровано. И вот раз в пару тысяч приходит Олег, и ты думаешь: «А может все эти пару тысяч лет я ошибалась? Может, я несправедлива к людям, ведь вот они – чувствующие люди, только что закрылась дверь! А потом проходит время, и снова все сначала. Может, мы и живем ради этих самых страшных, самых несправедливых моментов, которые раз на пару тысяч?

 - Я знала, что не зря приехала. Как и в прошлый раз. Ладно, душа моя, закрывай бар и пошли гулять. Покажешь, где здесь новые магазинчики.

 Уже через час деревянная черная дверь, пропустившая черный пушистый хвост, закрылась, ключ повернулся в старом замке, и надпись «У черной кошки» погасла над окнами волшебного бара. Он откроется завтра. И послезавтра. И ближайшие пару столетий. Не упустите шанс, ведь несправедливый обмен на счастье бывает крайне редко – всего раз в пару тысяч.

Просмотров: 1387